Microsoft отказывается отказываться

3 мая 2023 г.

На фоне продолжающих удовлетворяться арбитражными судами исков крупных российских организаций к ООО «Майкрософт Рус» особенно впечатляют полученные «Коммерсантом» свидетельства о том, что материнская компания, сама Microsoft, вовсе не горит желанием окончательно покинуть Россию. Источники издания в ИТ-отрасли утверждают, что около тысячи отечественных организаций — разумеется, из числа тех, что не оказались упомянуты явно в американских рестрикционных списках, — получили от софтверного вендора предложение продлить истекающие лицензии на его ПО. И многие ведь наверняка согласятся.

...а выручка по расписанию

По сообщению ТАСС от середины апреля, Microsoft вовсе не намерена ликвидировать своё юридическое лицо в России, открытое ещё в 2004 г. При этом, по сути дела, какая-либо деятельность «Майкрософт Рус» в настоящее время физически невозможна, поскольку из 376 человек персонала этого ООО (на конец 2021-го) в штате теперь остаются лишь двое. Вместе с тем — хотя прямые поставки ПО в Россию компания прекратила, — лицензионные отчисления на её счета от российских клиентов, очевидно, продолжают поступать. Иначе как объяснить, что за 2022 г. «Майкрософт Рус» выручило в РФ 6,44 млрд руб. (всего-то на 6,6% меньше, чем за предыдущий год), а прибыль и вовсе получила бóльшую, — 946,5 млн руб.; +21,5% год к году! (данные «СПАРК-Интерфакс»)

Источники «Коммерсанта» утверждают, что частью письменные, частью устные предложения от Microsoft о продлении лицензий получали в первую очередь российские представительства международных компаний, сами продолжающие вести бизнес в России. Очевидно, этим клиентам — даже с учётом того, что они вполне добропорядочные российские юридические лица, — нет никакого резона перебираться на импортозамещаемые программно-аппаратные комплексы, в Гособлако или иными способами избавляться от привязки к американскому ПО.

Пока власти США не вынуждают материнские компании таких представительств уходить с российского рынка, данные заказчики продолжают следовать своим глобальным корпоративным рулбукам — в том числе и в части использования тех или иных ОС, офисных пакетов, почтовых клиентов и т. п. Вдобавок, никаких сложностей с оплатой лицензий здесь не предвидится: нужную сумму на счёт Microsoft без труда переведёт головной офис. То же верно и в отношении российских компаний, не находящихся в данный момент под рестрикциями: трансграничные банковские операции для них по-прежнему открыты.

«Коммерсант» указывает также, что российские дистрибьюторы решений Microsoft продолжают продавать продление лицензий на те продукты вендора, что были реализованы в России ранее, до начала СВО. Издание приводит оценку Виталия Манкевича, председателя Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей (РАСПП), относительно того, что уход с российского рынка обошёлся американской компании в 125 млн долл. США. Сумма не самая крупная — учитывая, например, готовность Microsoft сию минуту (если только регуляторы позволят) приобрести разработчика игр Activision Blizzard за 69 млрд долл., — но всё же лишней в бюджете вендора она точно бы не была.

Сам себе враг

Хотя Россия — не самый солидный генератор выручки в глобальном бизнесе Microsoft, та явно не стремится поскорее уйти с нашего рынка — в отличие от многих других вендоров бизнес-ПО (и не только ПО). Возможно, частично дело в том, что именно стараниями этой компании в РФ долгие годы стимулировалась борьба с цифровым пиратством — и крайне обидно было бы наблюдать за тем, как стремительно увядают плоды этой борьбы.

Достаточно припомнить, как в начале текущего года зампред Совета безопасности России Дмитрий Медведев предлагал узаконить пиратство «на всё, от кинофильмов до промышленного софта», чтобы понять, насколько реалистична подобная перспектива. Правда, российские разработчики ПО решительно противятся столь радикальным шагам, справедливо полагая, что возвращение к практике бесконтрольного пользования «крякнутым» софтом как снизит обороты уже отечественного рынка лицензионного ПО, так и существенно понизит уровень кибербезопасности пользователей таких «трофейных» платформ.

Правда, ещё прошлой осенью в Госдуму был внесён законопроект о расширении механизма так называемого принудительного лицензирования зарубежного контента — в частности, ПО, — но именно в случае программного обеспечения такого рода инициатива не слишком поможет. Прежде всего по причине острой необходимости регулярного обновления любой современной программной платформы: и если «принудительно лицензировать» уже имеющееся у заказчика ПО вполне возможно разрешить, то заставить зарубежного вендора поставлять для этой системы своевременно все необходимые апдейты и патчи уже куда как проблематичнее.

Кроме того, сама Microsoft отнюдь не заинтересована в стремительном уходе с российского рынка и бесстрастном списании убытков, — иначе наверняка закрыла бы своё юрлицо здесь ещё год с лишним назад. Это вопрос репутации: геополитическая обстановка сегодня сложная, всё больше государств (особенно по мере сокращения доли доллара в глобальных расчётах) демонстрируют США свой норов, решаясь идти поперёк воли глобального гегемона, — и тоже время от времени получают за это в свой адрес те или иные рестрикции.

И если вслед за каждым окриком из Вашингтона коммерческие структуры из США начнут прекращать активность в подвергнутых экономическим ограничениям странах, репутация американских компаний, в том числе из ИТ-сферы, окажется необратимо подмочена. Опрошенные «Коммерсантом» эксперты уверены, что резкий отказ компании от работы с локальным российским бизнесом по политическим причинам насторожил бы её заказчиков в других странах — и тем самым поставил бы в крайне невыгодное положение относительно конкурентов, прежде всего локальных.

Вполне вероятно, что как для российских разработчиков американские рестрикции сделались благом, расчистив рынок от глобальных тяжеловесов, так и на иных рынках замена продуктам той же Microsoft раньше или позже отыщется: пусть даже это будут не собственные разработки, — зато появится возможность выбирать среди нескольких конкурирующих между собой соседних. И, самое главное, — никто уже не будет рисковать связываться с некогда всемирно известными брендами со штаб-квартирами в США, понимая, что при первом подозрительном (с точки зрения администрации в Вашингтоне) телодвижении местного правительства американские ИТ-компании вынуждены будут сворачивать свою локальную активность.

Неясное далёко

Как долго продлится нынешнее состояние «ни мира, ни войны» для Microsoft, — сказать сложно. С одной стороны, у множества её бывших клиентов в РФ имеется огромный парк инсталляций, лицензии на которые дешевле продлевать (пусть с переплатой, пусть окольными путями), чем переходить разом на отечественные продукты схожей функциональности.

С другой — такой переход всё равно неизбежен как минимум для тех, кто сотрудничает с госорганами, корпорациями с госучастием и т. п.: могласно указу президента от прошлого марта, напоминает «Коммерсант», в государственном секторе и на объектах критической информационной инфраструктуры (банки, операторы связи, ТЭК и др.) с 2025 г. запрещается использовать зарубежное ПО, а с 2026-го — программно-аппаратные комплексы. Насколько обширной через два-три года останется база установленного ПО Microsoft в России — учитывая, например, что с октября 2025-го прекратится поддержка Windows 10, а в 2024-м выйдет Windows 12, которая официально в Россию поставляться, судя по всему, не будет никак, — вопрос чрезвычайно сложный.

Отечественные же разработчики, при всех понятных к ним вопросах и с учётом всех обстоятельств, никуда из страны не денутся. Так что, быть может, и частным заказчикам в самом деле имеет смысл приступать к планированию перехода на российское ПО, начиная с ОС, примерно в унисон с госорганами. По крайней мере, звучит это вполне резонно, — и время на предварительные испытания и организацию пилотных проектов как раз есть.

Источник: Максим Белоус, IT Channel News

( )   

Комментарии закрыты.